Российский план захвата Епархий Абхазии и «Южной Осетии»

13.01.2013
К 2007 году произойдет объединение Российской и эмигрантской христианской церквей. Соглашения по этому вопросу достигли на прошлой неделе. А оно может окончательно похоронить надежду на реальное восстановление юрисдикции христианской церкви Грузии на территории Абхазии и Самачабло.

На базе этих двух церквей, практически, происходит основание новой церкви. Если учесть обстоятельства, что действующие в Цхинвальском регионе духовные лица являются представителями российской эмигрантской церкви, а абхазские духовные лица получают благословение из Московской патриархии, то явная опасность заключается в том, что эта новая российская церковь может предъявить претензии на Абхазию и Самачабло.

Но, грузинские эксперты по религии заявляют, что это не так уж легко будет сделать, так как христианский мир значительно активнее борется с религиозным сепаратизмом, чем международное сообщество с политическим сепаратизмом.

Российская эмигрантская церковь сформировалась после большевистского переворота в 1917 году. Российское духовенство тогда разделилось пополам. Часть переселилась за границу и прокляла большевиков- атеистов. Вторая же часть осталась в России, приспособилась к новому правительству и к этому призывала прихожан.

Изгнанное российское духовенство окончательно разорвало все связи с оставшимися в России, отказалось подчиняться Московской патриархии и сформировало свою эмигрантскую церковь.

После разгрома коммунистов в России сам собой встал вопрос об объединении раздробленной русской церкви. Последние два года идут интенсивные консультации на эту тему и запланировано окончательно слиться церквям в следующем году.

В чьем подчинении окажутся цхинвальские и абхазские православные прихожане?

После окончания войны в Абхазии, духовные лица грузинской национальности оказались в изгнании. На территории Абхазии осталось только четверо православных священников – 3 русских и один абхаз. Последнего –Виссариона Аплиа, избрали руководителем абхазской церкви.

Сегодня же в абхазской церкви двоевластие - вместе с Аплиа на равных управляет епархией новый настоятель Афонского монастыря Андрей Ампар, который получил благословение в России.

Священники в Абхазии ежедневно молятся за российского патриарха Алексия-П , также за епископа Майкопского и Адыгейского Пантелеймона, так как большинство действующих в Абхазии священников назначены им.

Более курьезная ситуация сложилась в Цхинвали. Тут служат только два духовных лица и один из них – епископ Алании Георгий.

Руководитель пресс-службы грузинской патриархии деканоз Давид Шарашенидзе заявляет, что Россия не имеет никаких юридических прав для предъявления претензий на абхазскую и цхинвальскую церкви и что прихожане этих территорий официально находятся под юрисдикцией грузинской православной церкви.

Давид Шарашенидзе: «Объединение российской церкви ничего общего не имеет с абхазскими и цхинвальскими прихожанами. Это только и только проблема российской церкви. Абхазские и цхинвальские прихожане на сегодняшний день находятся под юрисдикцией грузинской православной церкви. Русская церковь не имеет никакого отношения к абхазской и цхинвальской регионам».

«Баста»: Но на эти территории сегодня реально не распространяется юрисдикция грузинской православной церкви. Действующие здесь духовные лица назначены или Московской патриархией, или русской эмигрантской церковью…

Д.Ш.: « Там нет официальных представителей российской церкви. Там только самозванцы- священники, которые, как заявляет российская православная церковь, им не подчиняются».

Но, насколько нам известно, были случаи, когда российские епископы посылали туда своих священнослужителей и пытались захватить влияние на территории Абхазии. Но, официально абхазский и цхинвальский регионы находятся под юрисдикцией грузинской православной церкви. Это территории, которые принадлежат грузинской церкви и которые сегодня оккупированы. Как только мы возвратимся туда, тотчас же восстановится Богослужение на грузинском языке».

«Б»: Возможно ли, чтобы после объединения двух русских церквей, Московская Епархия предъявила претензии на абхазскую и цхинвальскую епархии.

Д.Ш.: «Это абсурд, по Канонам совершенно невозможно. Если будет иметь место насилие, тогда не знаю, что может случиться.А так, грузинская церковь никогда не откажется от этих территорий, потому, что Абхазия и Самачабло являются ее неотъемлемыми частями».

«Б»: Старалась ли грузинская церковь войти в Абхазию и Самачабло и восстановить Богослужение? Имела ли место попытка каких-либо переговоров с тамошними священнослужителями?

Д.Ш.: «Это совершенно нереально, так как в Цхинвали нет ни одного духовного лица. Есть только так называемые духовные лица – самозванцы, которые переодеты в церковные одежды и совершают служение. С такими людьми нет необходимости иметь какие- либо контакты. Они не являются представителями какой-либо церкви. Так, что, связываться с ними не имеет смысла.

Такая ситуация и в Абхазии. Здесь местные священнослужители, фактически, действуют без благословения местного епископа и никому не подчиняются. Общение с такими людьми совершенно невероятно.

В Абхазии есть и такие, которые относительно доброжелательны к Грузии, но, как я отметил, мы их не признаем духовными лицами. Они назначены не по законам Канона. Таков, например, Виссарион Аплиа, который самовольно осуществляет Богослужение на территории Абхазии.

Грузинская православная церковь никогда не будет иметь никаких отношений с самозваными священниками. Была попытка договориться с местными руководителями о разрешении на проведении нами Богослужений на грузинском языке, Но, так называемое руководство Абхазии не дало нам никаких гарантий безопасности и нам пришлось отказаться от своих намерений».

Эксперт по религии, руководитель неправительственной организации «Национальное лобби» Георгий Андриадзе думает приблизительно то же об объединении русской православной и иммигрантской церквей.

«Когда абхазский и цхинвальский регионы вернутся в государственно- правовое пространство Грузии, тогда станет возможным и восстановление юрисдикции нашей церкви на этих территориях. Насильственно входить туда не представляется возможным»,- заявляет Георгий Андриадзе в беседе с «Баста».

«Баста»: Под чьей юрисдикцией сейчас находятся церкви Абхазии и Самачабло.

Георгий Андриадзе: «Российская церковь еще раз подтвердила на последней встрече в Москве с патриархом Грузии, что признает нашу территориальную целостность. Только исподтишка, неофициально Россия клевещет на нас среди прихожан.

«Действующих там духовных лиц тайно поддерживает Российская церковь и если бы не эта поддержка, они, фактически, не смогли бы существовать. Но, в отличие от государственного, то есть политического сепаратизма, нарушить церковную территориальную целостность и отобрать у грузинской церкви ее территории будет очень сложно. На это откликнется весь религиозный мир. Именно это мешает России присвоить эти территории.

«В Цхинвали и Абхазии сейчас есть так называемые схизматические объединения, которые подчиняются одной из частей русской иммигрантской церкви. Тайно действуют духовные лица, получившие благословение от российской церкви.

«В Цхинвали и, вообще, во всей «Южной Осетии» на сегодняшний день только два духовных лица. Вообще нет священнослужителей -грузин , так как после войны они уехали вместе с армией и населением. Произошла этническая и религиозная чистка территории.

Духовные лица, подчинявшиеся России, в «Южной Осетии» даже создали отдельную епархию. Но это была пустая декларация, всего лишь информационная война против целостности Грузии. Для этого у них недостаточно ни духовных лиц, ни количества прихожан».

«Б»: Что делает грузинская церковь для восстановления своей юрисдикции на этих территориях


Г.А.: «Попытки были на второй же день после окончания войны. Наша церковь не раз высказала свою позицию, обращалась с заявлением, как к правительству нашей страны, так и к российской церкви, чтобы они посодействовали и разрешили войти туда нашим духовным лицам, монахам, монахиням и восстановили там религиозную жизнь. Ответа мы не получили ни на одно подобное заявление.

«Был случай, когда во время визита в Москву патриарх встретился с абхазскими духовными лицами.Пришли к соглашению, но все это осталось только на словах. Как только духовные лица вернулись в Абхазию и спросили мнение у своих «хозяев», получили от них отказ и вынуждены были подчиниться.

«Российская сторона страшно сопротивляется въезду грузинских духовных лиц на территорию Абхазии для урегулирования религиозных взаимоотношений, и очень жаль, что для углубления политического конфликта они используют религиозный фактор.

«Однажды грузинское духовное лицо въехало на территорию Абхазии, в Илорский собор, но, к сожалению, никаких результатов это не дало и никакого продолжения не последовало».