Мамука Арешидзе предвещает абхазам суровую осень и зиму

13.01.2013
На днях оставшееся в сепаратистской Абхазии население большинством голосов избрало в президенты Александра Анкваба. Ожидание, что сработает русский сценарий и президентом станет Сергей Шамба, не оправдалось. Какие привнесет изменения называемый проабхазским марионеточный президент Абхазии и какое развитие событий следует ожидать в обозримом будущем? Корреспондент ИА "Пирвели" беседует с экспертом в вопросах Кавказа Мамука Арешидзе.

Батоно Мамука, первым делом, как бы вы оценили выборы в Абхазии, и приходит ли реально в противоречие с российским сценарием победа Анкваба?

Вообще, эти выборы не были российским сценарием, хоть и ясно, что Москва вела серьезную работу. Подавляющее большинство абхазского населения голосовало за Анкваба. Видимо, абхазам надоел криминальный и коррупционный фон, чем и был обусловлен выбор Анкваба. С другой стороны, тот факт, что голоса в отличие от 2004 года перераспределились на все три кандидата, явствует о том, что Россия дала этническим абхазам возможность свободного выбора, и одновременно серьезно поработала с неабхазским по происхождению населением, большинство которого поддержало Анкваба. Эта работа была выполнена настолько тонко, что не вызвала больших волнений. Ничего не выглядело подозрительно, следовательно, не было эксцессов. Помимо того, можно сказать, что PR- технологи, работающие с Шамбой, сознательно или неосознанно, или по чьей-то подсказке допустили ошибки, в особенности в части, касающейся появления на экране Китовани.

В большей части населения, в особенности грузинской, заявления Китовани вызвали симпатии к Анквабу. Как вы полагаете, был ли данный момент анти-PR для Анкваба?

На самом деле это не был анти-PR, все в абхазском обществе отлично знали о том, в чем Анкваба обвинили. Есть датированный 18 сентября 1992 года документ, в котором пишется, что Анкваб назначен членом Государственного Совета, однако я, как участник этих событий, могу сказать, что Анкваб на протяжении более года до этих событий не бывал в Тбилиси, и это было совершенно формальным назначением. Об этом все превосходно знают в Абхазии, поскольку разговор об этом был еще при Ардзынба. Даже была создана комиссия, и она изучила этот вопрос. А затем, когда этот факт использовали сторонники Шамба, и он потребовал изучить этот вопрос, его сторонники мобилизовали народ в центре города, поставили экран и устроили показ. Все это со стороны общественности было воспринято не в пользу Шамба, так как возник естественный вопрос: если ты знал, что этот человек в течение всех этих лет сотрудничал с грузинскими спецслужбами, то почему сам был членом его правительства (когда Анкваб был премьером, Шамба занимал должность министра иностранных дел)? Так что, это сработало против самого Шамба.

Какое развитие событий можно ожидать от нового марионеточного президента в Абхазии и в отношениях с грузинской стороны?

Пока Анкваб в стадии выполнения предвыборных обещаний, среди которых прозвучала и борьба с криминалом и коррупцией. Исходя из этого, лично я предполагаю, что абхазской общественности предстоит предельно суровая осень и зима, поскольку ситуация в Абхазии скоро весьма ужесточится. По моей информации, в обеих командах были криминальные элементы, и это всегда происходило в Абхазии. Анкваб ни на кого из них четко не опирался, а сейчас начнется борьба против них. Пример Грузии там является предметом серьезного анализа. Эта борьба обязательно начнется и за ней, несомненно, последует внутреннее противостояние. Ведь уже известно, что на Анкваба было совершено 5 покушений.

Касательно отношений с Грузией, изменения в этом контексте на самом деле не являются перспективой обозримого будущего. Для того чтобы власти Анкваба пошли на конструктивный диалог, который нужен нам, а не тот, который устраивает его, то есть на переговоры вокруг вопроса независимости, необходимо, чтобы мы подошли к делу с новыми и креативными идеями. Нельзя повторять то, что мы твердили четыре года. Ситуация изменилась. Анквабу и в целом абхазской стороне нужны серьезные аргументы для разговора с нами, чтобы затем эти аргументы использовать в разговоре с Кремлем.Мы должны уметь не только защищать свои интересы, но и предусматривать интересы противостоящей стороны.

Что мы можем предложить на данном этапе?

Не знаю. Это должны придумать власти. Я уже предложил, и это вызвало антагонизм в общественности, и повторять этого не намерен.

И, наконец, ожидаются ли какие либо изменения со стороны международного содружества?

Западу сейчас приходится урегулировать геополитические вопросы, поэтому не думаю, что могут произойти значительные перемены. Вообще, должен сказать, что сторон-участников на данном этапе устраивает сохранение статус-кво. Если бы не фактор России, Запад мог подумать об иного типа подходах к Абхазии, однако на данном этапе каких-либо изменений я не жду. Единственное то, что Запад призывает нас продемонстрировать новые подходы, а мы пока никакие новшества не демонстрировали.