ПРОЕКТЫ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ СОГЛАШЕНИЙ ДОЛЖНЫ ГОТОВИТЬ СПЕЦИАЛИСТЫ, А ПАРЛАМЕНТ ИХ РАТИФИЦИРОВАТЬ

03.03.2013
22.08.2015 10:12

Сухум. 22 августа. Абхазия-Информ. Проекты российско-абхазских соглашений о создании Информационно-координационного центра (ИКЦ) органов внутренних дел РФ и РА и Объединенной группировки войск (ОГВ) РФ и РА обсуждались на круглом столе, организованном Блоком оппозиционных сил.

Предваряя разговор, руководитель общественной организации «Женщины в политике» Ирина Агрба сообщила, что на круглый стол были приглашены представители властных структур, а также экс-министр внутренних дел. «Однако кроме начальника экспертного управления Администрации президента РА Ираклия Хинтба, никто из приглашенных от властных структур на встречу не пришел. Это иллюстрирует отсутствие диалога между властью и оппозицией», - отметила она.

И. Агрба напомнила, что после подписания Договора в ноябре 2014 года эксперты и представители оппозиции предупреждали о необходимости осторожного и взвешенного подхода к разработке и подписанию соглашений в развитие базового договора, недопущению отступления от норм международного права и ущемления государственного суверенитета страны.

«Однако, как это случилось с проектом создания Информационно-координационного центра, наши власти вбросили в парламент и на суд общественности совершенно сырой документ и взбудоражили общество», - заметила она.

По словам руководителя Фонда социально-экономических и политических исследований «Апра» Аслана Бжания, в бытность руководителем СГБ ему пришлось подписать более 10 межведомственных соглашений. Существовала установленная процедура принятия документов: вначале проекты поступали в СГБ из МИДа, над ними работали специалисты совместно с представителями Администрации президента, в итоге, в парламент поступал готовый документ, который выражал абхазское мнение по тому или иному вопросу. В данном случае достаточно эмоциональная дискуссия развернулась в парламенте и социальных сетях по проекту ИКЦ, подготовленному российской стороной, вместо того, чтобы обсуждать предложения абхазской стороны, подготовленные экспертами МВД и Администрации президента.

«Сегодня практика иная: в Народном Собрании обсуждают сырой проект, это становится предметом эмоциональных дискуссий в обществе, и только потом над документом начинают работать специалисты. Такими действиями власти пытаются показать, что, якобы, все у них прозрачно и открыто. Хочу напомнить, что Абхазия – президентская республика, и президент страны определяет основные направления внутренней и внешней политики. Но в данной ситуации глава государства не хочет брать на себя ответственность за подписание таких документов», - считает Аслан Бжания.

По мнению начальника экспертного управления Администрации президента Ираклия Хинтба, дискуссия всегда полезна, если вопрос вызывает широкий интерес. Он привел пример Договора о союзничестве и стратегическом партнерстве, подписанного уже после широкого обсуждения проекта, внесения в него существенных поправок представителями власти и оппозицией.

Ирина Агрба поинтересовалась, каким образом в социальные сети попали предложения РФ по ИКЦ и служебные письма министра внутренних дел России.

«Неподготовленные документы вбрасываются в общество и, как следствие, вызывают негативную реакцию населения. А потом нас обвиняют в русофобстве», - возмутилась она.

«В случае с Договором о стратегическом партнерстве никто не организовывал утечки документа, президент сам захотел, чтобы проект договора обсуждался, и документ был опубликован 13 октября на сайте президента. Это было сделано целенаправленно. Утечка же информации по ИКЦ произошла по вине депутата парламента», - заметил Хинтба.

Он также напомнил о том, что после подписания основного договора депутаты приняли решение, чтобы все межведомственные договоры и соглашения до их подписания обсуждались в парламенте. «Именно поэтому сложно проконтролировать, каким образом все эти сырые тексты становятся доступными для всех. И не следует думать, что президент перекладывает ответственность на общество и парламент», - сказал Ираклий Хинтба.

В тоже время, он согласился с мнением, что многие дискуссии происходили не в том формате, а это могло повлиять на российско-абхазские отношения.

Что касается Информационно-координационного центра, то при подготовке предложений абхазской стороны было учтено экспертное мнение и сняты опасения по поводу возможности ущемления государственного суверенитета РА. В ИКЦ будут работать не более 40 человек, половина из которых абхазские специалисты.

«Важное значение для обеспечения безопасности Абхазии имеет и создание Объединенной группировки войск. Проект этого документа разрабатывается совместно Минобороны Абхазии и их российскими коллегами, с участием сотрудников Администрации президента», - подчеркнул Хинтба.

По мнению бывшего спикера парламента, руководителя общественной организации «Абзанхара» Нугзара Ашуба, межгосударственные, межправительственные и межведомственные договоры и соглашения должны ратифицироваться парламентом, а здесь депутаты стали непосредственными участниками подготовки этих документов.

«Исполнительная власть втянула их в эту работу. В президентской республике за договоры и многое другое лично отвечает президент. А тут имеет место коллективная ответственность, что, в конечном итоге, пахнет безответственностью. Если процесс подготовки законов мы станем обсуждать с народом, ни к чему хорошему это не приведет. Документы должны готовить специалисты. Я понимаю, что кому-то нравится, что с ними считаются, соглашаются с их мнением, но по сути - это просто некая игра», - считает Ашуба.

Руководитель «Абзанхара» полагает, что парламент пытается вмешиваться в дела, которые относятся к прерогативе исполнительной власти.

«Не дело депутатов работать над проектами договоров. Их дело - принять или не принять этот документ. Естественно, отдельные депутаты от профильных комитетов могут участвовать в рабочих группах по подготовке отраслевых договоров, но не весь парламент», - подчеркнул Нугзар Ашуба.

«Наша позиция известна, осенью мы выступали против скоропалительного подписания основного договора о союзничестве и интеграции. Хочу напомнить, что тогда и спикер парламента Валерий Бганба назвал проект договора губительным для Абхазии, да и многие люди выражали возмущение, но только нас (партию «Амцахара» - АИ) представили антироссийской силой. Тогда все обсуждали проект межгосударственного договора, как сейчас проект соглашения по ИКЦ. Но я считаю, что такие документы не должны просто вбрасываться в общество. Мы и тогда предлагали представлять в парламент уже готовые к подписанию документы, и уже дело депутатов принимать их или не принимать их в таком виде. Нас заверяли, что после подписания базового договора нас ожидают безграничные возможности, но что-то я пока таковых не вижу. Никто не может отрицать заслуг оппозиции в изменении сути основного договора и сейчас, после нашего вмешательства, изменили название и, надеемся, функции Информационно-координационного центра», - подчеркнул Алхас Квициния.

Ираклий Хинтба еще раз напомнил, что обсуждение основного договора было санкционированно президентом, два других проекта просочились в общество не по его вине.

«Такие «просачивания» в итоге портят наш имидж, и о нас говорят, что в Абхазии антироссийские настроения», - подчеркнул Алхас Квициния.

В свою очередь, Аслан Бжание с иронией отметил, что «просачиваются не только проекты договоров, но и многое другое...».

Алхас Квициния поинтересовался у Хинтба, когда планируется подписать соглашение по ИКЦ?

Тот сообщил, что проект направлен российской стороне и должен быть подписан 5 сентября.

«Как он может быть подписан 5 сентября, если депутаты парламента на каникулах?» - удивился депутат Ахра Квеквескири.

По мнению Ираклия Хинтба, «это крайне важный и серьезный документ, ради которых можно и вернуться раньше на работу».

По словам Ахры Квеквескири, в парламент поступили два проекта соглашения, а окончательный вариант никто не видел.

«Когда обсуждали основной договор, я предлагал вообще исключить статью 10, в которой говорилось о создании такого центра. На мой взгляд, такие вещи можно обсуждать внутри министерств, но мне тогда сказали, что это может повредить российско-абхазским отношениям. Тогда я не голосовал за договор. Сегодня меня интересует не вопрос штатного состава ИКЦ, а то, какие именно функции он будет выполнять. Оба варианта, которые нам представили в парламент, не отвечали интересам абхазского общества, а готового договора никто не видел», - подчеркнул Квеквескири.

По его мнению, деятельность ИКЦ должна соответствовать интересам Абхазии и ее граждан. Депутат не допускает возможности подмены Центром деятельности органов внутренних дел Абхазии, прослушивания сотрудниками ИКЦ телефонных разговоров или задержания граждан, создания отдельного следственного изолятора и прочее.

«Если все это сохранится в оглашении, я и на этот раз проголосую против», - подчеркнул он.

По мнению Аслана Бжания, ИКЦ должен способствовать обмену опытом, информацией, готовить специалистов, создавать банк данных, обеспечивать спецсредствами, что будет полезно для обеих стран.

«Наделение ИКЦ оперативно-розыскными функциями и следственными действиями, а также создание отдельного следственного изолятора, как предполагалось, не будет способствовать борьбе с преступностью и лучшей работе МВД. Это лишь вызовет негативную реакцию в обществе», - считает Аслан Бжания.

По словам Ираклия Хинтба, по проекту абхазской стороны эта структура не будет дублировать работу органов внутренних дел Абхазии, деятельность ИКЦ не будет связана с оперативно-розыскными и следственными действиями.

«У Центра будут свои функции, свой статус, но если в Соглашении будет что-то нарушающее суверенитет Абхазии, я уверен, что депутаты не пропустят такой документ», - подчеркнул Хтинтба.

Он напомнил, что документ отправлен в Россию и есть высокая вероятность того, что российские коллеги его примут и подпишут. На стадии обсуждения остаются два вопроса: кто будет руководить ИКЦ (скорее всего, будет производиться ротация), и кому он будет непосредственно подчиняться.

По мнению Нугзара Ашуба, было бы логичнее назначать абхазского руководителя, а заместителем россиянина.

С ним не согласился Аслан Бжания: «Это генеральская должность и будет правильнее, если ИКЦ возглавит россиянин. Бывают ситуации, которые требуют быстрого согласования вопросов и реагирования с российской стороны», - заметил он.

Бывший министр иностранных дел, член правления фонда «Апсны» Максим Гвинджия считает, что широкое обсуждение черновых вариантов таких документов - это чистой воды популизм. При этом он не исключает необходимости обсуждения уже готовых к подписанию вариантов. Гвинджия напомнил, что когда обсуждали проект базового договора, было много споров, и если бы не вмешалась оппозиция, не исключено, что его подписали бы в том виде, к котором он предлагался.

Сейчас аналогичная ситуация с ИКЦ.

«Почему о таких соглашениях должны думать простые люди? – спросил н. - Создание ИКЦ было прописано в статье 10 основного договора, но никто нас не спросил, каким мы хотим видеть этот центр».

По его мнению, мы неправильно сотрудничаем с нашим основным союзником и стратегически партнером. «Мы лишь подписываем предлагаемые нам документы, а почему бы нам самим не выступать с инициативой подписания каких-то договоров? Да все потому, что у нас нет никакого перспективного плана, мы думаем вперед максимум на 5 лет», - сказал Гвинджия.

В этой связи Ираклий Хинтба напомнил, что при обсуждении проектов важно любое мнение, поэтому президент и предложил создать Консультативный совет.

«Можно много спорить, обсуждая его состав, но сама идея президента правильная. Связь между властью и оппозицией, властью и обществом - очень важна. Представьте свои предложения, как должен выглядеть этот орган», - предложил он лидерам БОС.

По мнению Аслана Бжания, совет должен быть создан при Администрации президента, а не при самом президенте. В такой КС он готов войти, но при условии, что все партии и общественные движения РА будут иметь право принимать участие в обсуждении вопросов, рассматриваемых на Консультативном совете. .

«Мы говорили об этом начальнику управления протокола Администрации президента Дауру Кове и первому заместителю руководителя администрации президента Дмитрию Шамба, но ответа не получили. Мы с удовольствием будем общаться, потому что пауза без диалога между властью и оппозицией может затянуться. Во время выборов кандидаты в президенты подписали соглашение, потом диалог прекратился, но и сегодня его начать тоже не поздно. Но еще раз подчеркну, лишь при условии участия в его работе всех партий и движений», - подчеркнул Бжания.

В свою очередь, Ирина Агрба напомнила, что президент не допускает участия в Консультативном совете единственной женской общественной организации, которая непосредственно занимается политикой. «Теперь, даже если и позовут, я в этот совет не войду», - подчеркнула она.

Алхас Квициния считает консультативный совет ни чем иным, как пиар-ходом президента. с его «Людей нужно объединять не консультативным советом, а реальной работой», - считает лидер партии «Амцахара».

По мнению Нугзар Ашуба, сложные ситуации с принятием договоров и соглашений возникают из-за того, что, к сожалению, у нас очень вольно относятся к законам.

«У нас есть свое национальное законодательство, и когда мы обсуждаем договоры с другими странами, мы должны, если потребуется, сказать своим друзьям, что эти проекты не соответствуют нашей конституции. Меня, как гражданина, не устраивает отсутствие четкого механизма согласования с абхазской стороной предлагаемых проектов», - отметил Ашуба.

Он напомнил, что, когда в 2004 году во время президентских выборов, российская сторона пыталась навязать свое мнение, народ Абхазии отстоял свое, что не могло не вызывать уважения к нему. Поэтому, и сегодня в каких-то вопросах стоит говорить «нет».

Что касается Консультативного совета при президенте, то, по мнению Нугзара Ашуба, оппозиция и власть должны дополнять друг друга.

«Мы готовы помогать власти в принятии каких-то решений, но если они, как в случае с ИКЦ будут противоречить нашей конституции, мы такие решения не поддержим. Мы, как и депутаты парламента, не допустим их принятия, если интересы нашего государства и конституция не будут соблюдены», - резюмировал он.

На это Алхас Квициния заметил: «После 27 мая выяснилось, что наша конституция допускает все. Теперь наши партнеры знают, кто, когда и ради чего нарушил Конституцию и могут эти факты использовать».

«Я не вижу позитивной динамики в российско-абхазских отношениях. Мы обсуждаем договоры, соглашения, добычу нефти и многое другое, а мне хочется знать, когда мы займемся нашей экономикой?», - обратился к присутствующим Максим Гвинджия.

По мнению Аслана Бжания, при подписании договоров и соглашений необходимо обозначать красную линию сроком лет на 20 и за это время создать собственную экономику. «Российская помощь - это хорошо, но своя экономика тоже должна быть», - считает он.
В тоже время Аслан Бжания подчеркнул, что развивать свой экономический потенциал крайне сложно, когда мы блокируем серьезные компании, приходящие в нашу страну.

Обсуждая вопрос предстоящего подписания соглашения о создании Объединенной группировки войск Ирина Агрба сообщила, что руководство МО РА отказалось прийти на круглый стол, заявив, что там нечего обсуждать. Но лично у нее возникает очень много вопросов: «После создания ОГВ будет ли у нас своя армия? Сможем ли мы самостоятельно определять угрозу? Смогут ли президент или парламент при необходимости объявить военное положение?»

Ираклий Хинтба заверил присутствующих, что проект документа по ОГВ согласован и поддержан МО РА. Армия сохранится, и она будет модернизирована.

В тоже время он отметил, что «любое подписание договоров – это добровольное ограничение суверенитета. И даже когда наша страна станет членом ООН, то нам придется поступаться некоторыми своим суверенитетом».

По мнению Алхаса Квициния, нет документа - нет предмета для разговора. Тем не менее, это соглашение необходимо, потому что связано с обороной и безопасностью страны, что крайне важно для нашего населения.
Он обратил внимание Хинтба на то, что Госкомитет по физической культуре и спорту организует военные лагеря для молодых людей, подбирая их по политическим взглядам.

«Мы знаем, что организаторы лагерей приходят в Минобороны, просят оружие... Чему они учат в этом лагере молодежь? Как правильно бросать камни в президентский дворец?» - поинтересовался Алхас Квициния.

По его мнению, организацией и проведением военно-патриотических лагерей должно заниматься Минобороны. Там для этого есть и специалисты, и полигоны, на которых можно обучать молодежь.

В свою очередь, Нугзар Ашуба высказал свое мнение об абхазской армии. «Наши резервисты уже в возрасте, а молодежь в армии не получает должной военной подготовки», - сказал он.

«Объединённая группировка войск – это хорошо, но мы должны создавать свои резервные силы, поэтому руководству страны необходимо изыскать средства на это», подчеркнул Ашуба