АРДА ИНАЛ-ИПА: РОССИЙСКУЮ ПОМОЩЬ СЛЕДОВАЛО БЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЛЯ СТИМУЛИРОВАНИЯ ВНУТРЕННЕГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ

01.03.2013
20.05.2015 19:39

17 мая в Сухуме состоялся круглый стол «Абхазо-российские отношения на современном этапе: ожидания, реалии, перспективы», приуроченный к 22-летию со дня образования МИД РА.

Сотрудник Центра гуманитарных программ Арда Инал-Ипа, участвовавшая в дискуссии по докладам, представленным на круглом столе, отметила важность и полезность открытого обсуждения жизненно важных вопросов российско-абхазских взаимоотношений.

Арда Инал-Ипа: Было бы полезно провести подобный круглый стол еще осенью, когда обсуждался проект Договора между Российской Федерацией и Республикой Абхазия о союзничестве и стратегическом партнерстве». Это помогло бы глубже ознакомиться с разными точками зрения. В этом случае удалось бы избежать каких-то ярлыков, которые употреблялись по отношению к людям с иным мнением, которые выражали обеспокоенность.

Сегодня мы услышали много интересного из недавней истории, о том, что был целый этап во взаимоотношениях между Абхазией и Россией, когда президент Владислав Ардзинба достаточно откровенно выражал свое несогласие с некоторыми решениями, высказывал опасения и так далее. Если мы представим, что такой возможности – открыто обсуждать проблемы – не было бы, стали бы от этого отношения лучше, крепче? Конечно же, нет. Накапливались бы какие-то вопросы, и это со временем неизвестно во что вылилось бы. Возможность озвучивать свою озабоченность очень важна для поддержания и развития дружеских отношений», - сказала она.

Иногда мы встречаем амбивалентные суждения относительно дискуссии, имевшей место перед подписанием договора: с одной стороны говорят, что хорошо было бы обойтись без открытого и острого обсуждения, а с другой стороны те же выступающие признают, что в результате дискуссии итоговый текст договора стал лучше. Как отметил Олег Несторович Дамениа, мы соскучились по единомыслию в хорошем смысле слова. Однако, очень важно, каким образом это единомыслие достигается. Через консенсус, через взаимопонимание и глубокое ознакомление с разными точками зрения или через давление и запрет на иное мнение? Подобные круглые столы, на мой взгляд, необходимы для спокойного и вдумчивого осмысления всех аспектов взаимодействия двух стран.

Мне представляется, что в наших дискуссиях конкурируют два взгляда, две парадигмы относительно того, какими должны быть российско-абхазские взаимоотношения. Согласно одному подходу, эти взаимоотношения должны быть похожи на монолитную твердую плиту, накрепко связывающую оба государства. В соответствии с другим подходом – наиболее перспективными были бы связи по типу понтонного моста, которые соединяли бы нас в неразрывную сеть. Подобные связи – крепкие и гибкие одновременно, предполагают определенную свободу, что необходимо для быстрого реагирования на изменения контекста и появляющиеся вызовы. Подобный подход предполагает, что Абхазия – это не какой-то безвольный, дорогостоящий довесок, но субъект политической жизни, который в состоянии артикулировать свои собственные интересы, озабоченности и вопросы. При этом, оба подхода имеют право на существование.

У нас сложились дружеские отношения, и в них никто не сомневается, поэтому наличие разных точек зрения никого не должно пугать. Из истории мы хорошо знаем, что самые большие исторические ошибки были совершены, когда в ходе обсуждения перед принятием важных решений блокировались другие точки зрения, не допускался альтернативный взгляд. Только искусственно можно навязывать мысль, что откровенная дискуссия может чему-то помешать. Напротив, когда формируется стратегия взаимоотношений, важно со всех сторон проанализировать различные аспекты возникающих вопросов.

Что касается сегодняшнего характера взаимоотношений, то мне кажется, что и на российской, и на абхазской стороне есть сторонники того, чтобы сильная и богатая Россия сама решала за Абхазию ее внутренние задачи. Но мне представляется конструктивной совсем другая позиция, согласно которой российская помощь использовалась бы для стимулирования внутреннего развития, чтобы сама Абхазия справлялась со своими задачами. Свою финансовую помощь российская сторона могла бы обусловливать какими-то предварительными действиями и решениями – например, принятием в Абхазии антикоррупционных законов или законов, стимулирующих развитие бизнеса, других сфер и т.п. Подобное стимулирование было бы перспективно для наших взаимоотношений, поскольку вместо формирования потребителей российской помощи способствовало бы внутреннему развитию Абхазии и повышало бы ответственность за происходящее внутри