Чтобы не терял цены крестьянский труд

17.12.2012
17.09.2013 09:25

Осенние будни села


Газета «РА» пристально следит за реализацией сельскохозяйственной программы в рамках Комплексного плана содействия социально-экономическому развитию Абхазии, в частности, той ее части, которая касается закладки яблоневых садов с применением системы капельного орошения. Мои коллеги по газете не раз рассказывали, как ведутся работы в хозяйствах республики. В том числе и в селе Элыре Очамчирского района. И вот не прошло и года, а в районе считают, что уже можно подводить некоторые итоги.

– Ворота в яблоневый сад – традиционно абхазские. А сорта за ними – итальянские, – такими словами встречает нас глава Администрации села Зураб Соломко. Правда, здесь он не только в качестве главы Администрации, а скорее, как принято говорить в таких случаях, руководителя аграрного проекта.

Для тех, кто запамятовал, напоминаю, что закладка фруктовых и в большей степени яблоневых садов осуществляется у нас в Абхазии как своего рода научный эксперимент – под неустанным надзором ученых из Института сельского хозяйства (директор Л. Айба) и специалистов Минсельхоза. Рабочие группы, созданные на местах, последовательно осуществляют комплекс работ. В Элырском саду постоянных сотрудников трое, остальных нанимают по мере необходимости.

– Сейчас вполне справляемся вшестером, – уточняет З. Соломко, – а подойдет время урожай собирать, еще люди понадобятся. За каждым нашим шагом приглядывают научные консультанты Федор Тарба, Юрий Акаба, да и сам директор института Лесик Айба. Наука – наукой, но мы настолько (даже за такой небольшой срок) вникли в работу, что стали различать те или иные нюансы – например, лечение в наших условиях надо проводить не пять, а семь-восемь раз в год.

Одним словом, сад требует очень серьезного внимания. И, как убеждает нас Зураб Отариевич, он это внимание получает, потому что для них, кто вкладывает в работу душу, сад этот уже – как любимый ребенок.

Ровные ряды молоденьких яблонь – за двойным заграждением. И эти меры предосторожности, и круглосуточная охрана участка – в основном для того, чтобы предотвратить проникновение скота на участок. Не человек, а коровы, козы и лошади – вот кто опасен сегодня саду.

По словам Зураба Соломко, даже для самих сотрудников результат этих полутора лет превзошел ожидания. Все пять сортов яблонь прекрасно прижились и уже дали первую пробу. Оказывается, эти сорта из числа тех, что начинают плодоносить на второй год после посадки, плоды отлично поддаются переработке и, что очень важно, яблоки можно сочетать и смешивать при изготовлении разного рода соков и варенья. Зураб Отариевич называет сорта: Айдарет, Айдарет-М, Гала, Иона Голд, Джона-Гала. Не смущает садоводов и тот факт, что активная жизнь этих яблонь не превышает в среднем пятнадцати лет. Планируется готовить нынешнему саду юную смену – выращивать подвои и прививать понравившиеся сорта.

Признаюсь, в начале проекта я со скептицизмом консерватора относилась к самой идее сажать в Абхазии неместные сорта, и никакие доводы ученых с предъявлением результатов исследований наших почв меня не убеждали. Выглядело все это какой-то сказкой: капельное орошение, высокая степень плодоношения... Сторонники проекта представлялись мне фантазерами, нашедшими легкий, хоть и затратный путь решения проблемы. Куда сложнее (и к тому же намного дольше) возрождать собственные сорта!

Но вот сейчас, когда я вживую вижу, как заманчиво розовеют плоды на хрупких пока еще деревцах, позволяю некоторой доле оптимизма укорениться в сознании. Идея и правда обрела реальные черты очень даже вкусных – сладких и сочных – яблок.

– Наша задача, то есть всех тех, кто взялся за возрождение плодоводства, как можно скорее обеспечить: внутренний рынок – недорогими и вкусными фруктами, людей – интересной работой, районы – небольшими и в основном частными по форме собственности предприятиями по переработке этих самых фруктов в соки, джемы, натуральный фруктовый мармелад, – Зураб Отариевич оживляется в ответ на мои откровения. – Я скептиком быть устал: не могу больше видеть в наших магазинах и на рынках импортные яблоки по 80, а то и по 100 рублей и конфитюр, в котором настоящего – только стеклянная банка, а все остальное – разные "Е", подсластители, ароматизаторы и усилители вкуса.

Эти слова – бальзам на мою душу: я уже делилась с читателями, как мы с подругой провели самостоятельное экспресс-исследование в одном из лучших и востребованных столичных магазинов. При всем, прямо скажем, гигантском ассортименте мы не нашли ни одного кондитерского изделия, ни одного джема, ни одного йогурта, на этикетке которого не фигурировали бы зловещие буковки "Е". Справедливости ради скажу, что все-таки один производитель привозит нам развесные конфеты – во всех отношениях натуральные. Но делать им рекламу я сегодня не буду. Речь ведь о другом.

Конечно, не обошли мы в разговоре и экономическую сторону проекта. На этот сад – на все работы, предшествовавшие посадке, в том числе корчевку и выравнивание территории, устройство системы полива, подготовку подвоев и прочее, – было затрачено, как и планировалось, четыре с половиной миллиона рублей. По условиям проекта, дотации на содержание сада и оплату труда работников будут поступать до тех пор, пока сад не начнет давать прибыль.

– По нашим расчетам, 10 тысяч корней дадут 150–180 тонн, – делится планами З. Соломко. – В следующем году, как уверяют специалисты, мы соберем уже до 40 процентов от только что озвученных цифр. Что же касается года нынешнего, то пока мы рассчитываем лишь на полторы тонны с гектара. Эти яблоки мы уже поставляем на рынок. Мы отпускаем их по 30 рублей за килограмм.

С фруктовой темы разговор перешел на судьбу сельского хозяйства Абхазии в целом. Не может не заботить людей факт, что все больше отличной земли, предназначенной для выращивания кукурузы, картофеля, овощей, зелени, бахчевых, зарастает ольхой. Вот и в Элыре из пяти тысяч гектаров по прямому назначению используется только 500. Из них 400 обрабатывают арендаторы.

На вопрос ПОЧЕМУ Зураб Отариевич и заместитель главы Администрации района Беслан Ахуба в красках рассказали несколько драматических историй, которыми обернулась инициатива некоторых районных предпринимателей, рискнувших взяться за реализацию сельскохозяйственных проектов.

– Можно по-разному оценивать итоги этой работы, – высказал свое мнение Б. Ахуба, – безусловно, мы можем упрекать взявших кредиты людей в недостатке компетентности, кого-то – в том, что дело было изначально не продумано и организовано не так, как надо. Кого-то подвела погода. Но почти каждый из тех, кто преодолел все преграды, кто вырастил и сохранил урожай, кто извернулся и нашел-таки транспорт, чтобы его вывезти, не смог его продать. Просто не смог продать.

Только потому, что ни в одном из первоначальных бизнес-планов не была заложена наиважнейшая, как выяснилось, статья – как преодолеть конкуренцию на уже устоявшемся и незыблемо хранящем свои устои рынке с продукцией, по отработанному графику завозимой через Ингур и Псоу. А сколько еще проблем на реальном рынке и как преодолеть монополию на места и цены и другие весьма специфические составляющие, которые складывались годами, а некоторые и вовсе – десятилетиями?!

Зураб Соломко, которому за примерами далеко ходить не надо, рассказал, как в разгар лета один из его арендаторов вывозил за пределы Абхазии свежий укроп, петрушку и киндзу. Но волокита на границе затянулась, жара, а зелень - продукт особый, так что даже справка из хозяйства, что зелень – выращена в Абхазии, не пригодилась. Она потеряла товарный вид, кому ее предложишь?

– Труд потерял цену, – с искренней болью подводит итог сказанному Зураб Отариевич. – Тот самый труд, на котором, по сути, мир держится... Крестьянин, вырастивший курицу, не может ее продать сам, а в то же время другой человек – перекупщик – диктует цены. Между суммой, которую получает крестьянин на руки, отдавая свое перекупщику, и ценой рыночной – колоссальная разница. Уменьшаются с каждым годом площади, засеиваемые кукурузой, – сетует Зураб Отариевич. – Люди ссылаются на перебои с горючим, капризы климата – вот, в прошлом году от ветра кукуруза полегла, колоссальный урон был нанесен хозяйствам. А кукуруза между тем – наше стратегическое сырье...

Как в таких условиях мы сможем удержать в селе молодых? Ведь у каждого только одна жизнь... Глядя на городских барышень, и сельские девушки невольно начинают засматриваться на столичных женихов... А значит – прощай, село, прощай наполненная здоровым смыслом и диалогами с природой прекрасная жизнь. Современное поколение еще не знает, чем обернется и для них, и для их детей и внуков потребление продуктов на основе современных технологий, способных придать любой вкус варенью из крахмала и патоки и наполнить ароматом луга химические соединения, имитирующие натуральный мед...

Вот почему так важно, чтобы Абхазия – именно сегодня, пока еще не поздно, – снова повернулась лицом к селу, и, кто знает, может быть, ей суждено стать страной, в которой или с которой начнется процесс возрождения пищевой индустрии на натуральной основе.


Юлия Соловьева