Новый Афон оказался в центре церковных споров

16.12.2012
18.07.2013 10:56

Николай Долгачев


Самый большой христианский монастырь Кавказа — Новоафонский — фактически закрыт для православных верующих. Причина — раскол между Московской патриархией и руководством обители, которое со скандалом вышло из состава Русской православной церкви.

Новоафонский монастырь построили в Анакопийской бухте – не только красивейшем, но и неприступном месте черноморского побережья. Это самый крупный христианский комплекс на Западном Кавказе. Сюда приезжают и сейчас каждый год тысячи паломников. В свое время в императорской России рассчитывали, что это место станет центром распространения христианства на юг Российской империи.

Парадокс истории: сейчас Русская православная церковь просит паломников обходить монастырь стороной. Кубанская митрополия выпустила официальное заявление – в Новоафонском монастыре обосновались раскольники, и молиться здесь не стоит.

"Вызывает глубочайшее сожаление, что в монастыре, который был благоустроен и населен русскими иноками, а в новое время восстановлен при решающем участии и финансовой поддержке Российского государства и русских жертвователей, сегодня не могут молиться здесь верующие Русской Православной Церкви", — говорит отец Трифон.

Богослужения в Новом Афоне ведут, говоря официальным церковным языком, "священники, запрещенные к служению", которых официально объявили раскольниками. Отец Дорофей, в миру Дмитрий Дбар, и его сподвижники решили создать собственную православную Церковь, абхазскую. Из Русской Православной – вышли со скандалом и отправились к Патриарху Константинопольскому с просьбой под его эгидой создать в Абхазии новую епархию.

"Из того, что я слышал, да и не только я, но и все члены делегации у Вселенского Патриарха, у нас не сложилось двусмысленного впечатления того, что может или не может быть. Создание и возрождение абхазской православной Церкви — вопрос времени", — утверждает Дмитрий Дбар.

С точки зрения православных канонов, эти священники – нарушители церковных правил и единства. Поддержит ли их Константинопольский патриарх, не известно. Но сейчас именно они управляют хозяйством Нового Афона. Как умеют.

На дальних подступах к монастырю дорогу преграждает охранник. Человек без униформы и удостоверения в качестве пропуска требует двести рублей. За эти деньги обещает парковочное место прямо во дворе храма.

Бесплатно только пешком. Люди идут в гору полтора километра по пересеченной местности, чтобы увидеть православный центр Абхазии. Возле Новоафонского монастыря, несмотря на рекомендации Кубанской митрополии, очень много людей. Практически очереди. А внутри молящиеся ставят свечи.

Многие о расколе ничего не знают. А некоторые смысл религиозных споров не понимают или не обращают на них внимания. Как женщина, которая у входа в монастырь просит милостыню. В грузино-абхазском конфликте она потеряла мужа, и с тех пор церковь, пусть даже с раскольниками, единственный источник существования.

- А вот когда война началась, его убили прямо при мне. Я в больнице год лежала и все потеряла. Теперь, сынок, я получаю пенсию 150 рублей.

Священника, хотя и запрещенного, она хвалит. Хороший, говорит, человек. Разрешает у храма стоять. Хотя нынешние перспективы Новоафонского монастыря как религиозного центра описывает по-своему просто:

- Сынок, это раньше было святое место. А теперь - доходное. Вот поэтому у них получаются конфликты.

Сейчас в монастыре не видно монахов – только туристы. А когда-то сюда планировали перевезти иноков со святой горы Афон, поэтому и назвали обитель Новым Афоном. Теперь даже молиться нельзя, а росписи в центральном храме, сделанные московскими художниками еще в начале XX века, осыпаются. Крупнейший монастырь Западного Кавказа приходит в упадок.