Единожды присягнув

25.02.2013
18.06.2013 21:25

Страницы истории

В конце прошлого года в Сухуме состоялась конференция на тему «Западный Кавказ в олимпийском контексте». Доклад кандидата исторических наук, доцента Российского государственного гуманитарного университета Л. Цвижба «Абхазы и черкесы на службе в русской армии» вызвал интерес у слушателей, нашлись среди них родственники (потомки) называемых ею героев. Мы решили, что этот доклад заинтересует и читателей «РА», особенно сейчас, когда повсеместно на Северном Кавказе, в Абхазии и в среде зарубежной диаспоры отмечались дни памяти махаджиров. Публикуем в сокращении.


Вхождение Кавказа в Российскую империю происходило сложно, неоднозначно. Многочисленные документы отражают все аспекты этого процесса. Так сложилось, что в историографии Кавказской войны исследователи в большей степени говорят о ее военной составляющей. В этом контексте следует обратить внимание и на участие горцев в военных экспедициях в составе русской армии для покорения своих соотечественников. Это были большей частью иррегулярные формирования.

По-разному можно оценивать деятельность этих горцев-воинов. Можно относиться к ним с сочувствием, с определенной степенью понимания. В любом случае, эти люди сделали свой выбор. Часть из них вполне сознавала, что мировые державы поделили мир, Кавказ достался Российской империи. Единожды присягнув, горцы понимали, что нельзя нарушать присягу, и соответственно, пополняли ряды русской армии. Другие, возможно, видели «силу русского оружия» и, сознавая, что сопротивляться бесполезно, делали все возможное для приведения в покорность своих соотечественников, иногда и с помощью оружия. Возможно, среди тех, кто был на стороне российской политики, имелись и авантюрного склада люди, которые занимали ту или иную позицию в зависимости от ситуации. Эти люди с одной стороны герои, получавшие за свои подвиги награды, с другой – предатели собственного народа и интересов народов Кавказа. Сегодня мы должны говорить о них, не осуждая, а пытаясь понять их.

Есть и другая история. Это войны, которые вела Россия и в которых горцы Кавказа принимали активное участие в составе русской армии на полях сражений и погибали, защищая Российскую империю. Приведу факты.

Русско-турецкая война, 1877-1878 годы. Самурзаканский конно-иррегулярный полк, входивший в состав русской армии, по штату насчитывал 720 всадников, 1 штаб-офицера, 20 обер-офицеров, 24 урядника и 7 трубачей. Самурзаканская конная иррегулярная милиция – 600 милиционеров, 15 обер-офицеров, 10 юнкеров, 20 урядников и 5 трубачей. В трех пеших сотнях было 570 всадников, 9 обер-офицеров, 30 урядников, 3 трубача. По сведениям лишь на 1 сентября 1877 г., из них были убиты урядники Шервашидзе Бато, Эшбая Ахмет, всадник Маргания Дзвадзвала; умерли от ран Маршания Нико, Анчабадзе Тая и Шервашидзе Кадырбей. Все они – жители Очемчирского (Очамчирского) округа. Без вести пропали: Хахубия Реджеб, Гарцкия Маху, Иванба Джаним, Гамсония Квадж, Лолуа Джиндера и Маршания Бадра – все жители Самурзаканского участка. А сколько их пострадало до конца военных операций?!

Русско-японская война. В ней горцы Кавказа также вместе с другими народами Российской империи защищали ее интересы.

История Первой мировой войны, начавшейся летом 1914 г., также полна фактами героического подвига и верности присяге кавказских народов. В результате записи горцев добровольцами на фронт были сформированы 2-й Дагестанский, Ингушский, Кабардинский, Чеченский, Татарский и Черкесский конные полки.

Приказ по Кавказской армии о формировании последнего – Черкесского конного полка из четырех сотен был подписан 9 августа 1914 г. в Тифлисе. Распоряжение по формированию сотен, каждая по 128 всадников, было сделано 30 августа 1914 г. Завершение формирования Сухумской (Абхазской) – четвертой – сотни планировалось на 19 сентября 1914 г. Командиром сотни был назначен штабс-ротмистр Г.Ф. Бьерквист, который выехал в Сухум 10 сентября 1914 г.

Первые две сотни Черкесского конного полка состояли из черкесского населения Екатеринодарского и Майкопского отделов, третья сотня – из карачаевцев Лабинского отдела. Черкесский конный полк в составе Кавказской туземной конной дивизии, входившей во 2-й кавалерийский корпус, принимал участие в операциях 7-й, 8-й и 9-й армий на Юго-Западном фронте. В период Горлицкого прорыва австро-венгерских войск (весна – начало лета 1915 г.) полк вел оборонительные бои и отступал из городов Станислава и Коломыя за р. Днестр. В июне 1916 г. полк в составе 7-й армии участвовал в Брусиловском прорыве и в наступлении русской армии в районе рек Стрына и Днестр и г. Галич.

В начале 1918 г. полк был расформирован, как и все части Императорской русской армии.

Материалы Черкесского конного полка хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). К сожалению, документы сохранились только за 1914-1916 гг. Часть материалов находится в Центральном госархиве Кабардино-Балкарской Республики. Это – материалы Кавказской конной дивизии или, как ее называли, «Дикой дивизии». Туда они попали с архивом Кабардинского конного полка.

И я - не первый исследователь, который пишет о всадниках. О них писали и в период войны, и в последующее время как участники событий, так и исследователи. Об Абхазской сотне написана книга Е. Габелия «Абхазские всадники» (Сухум, 1990). Одну из последних фундаментальных работ, посвященных кавказским всадникам, написал историк-архивист, исследователь, документалист-публицист О. Опрышко под названием «Кавказская конная дивизия. 1914-1917: Возвращение из забвения» (Нальчик, 2007). Как пишет О. Опрышко, «рассказать обо всех героях Кавказской дивизии в книге не представляется возможным, в ней названы имена лишь части из них...». Кстати, Опрышко дает и примерную численность всадников дивизии – это более 7000 человек, из них награждены Георгиевскими крестами и медалями 3500 человек, то есть половина состава дивизии.

По моим подсчетам, по четвертой (Абхазской) сотне Черкесского конного полка значились примерно 400 всадников, а в полку было 4 сотни. Так что путем несложной арифметики можно подсчитать численность всадников конных полков дивизии...

К слову сказать, командиром Ингушского полка был абхаз, полковник Георгий Алексеевич Мерчуле – герой, почитаемый всеми поколениями ингушского народа...

Так как конные полки формировались из добровольцев, соответственно возраст их порой бывал и не призывной. К примеру, всадникам Абхазской сотни Козмава Кискинджу было 59 лет, Сабекия Нестору Наврозовичу – 50 лет. Оба одновременно были награждены Георгиевскими крестами 4-й степени, а позже Георгиевскими крестами 2-й степени.

...Из рапорта командира 4-й сотни командиру Черкесского конного полка от 1 декабря 1915 г. следует, что он ходатайствует о награждении Маги Василия Георгиевским крестом 1-й степени, Шхалохова Рамазана и Чирикба Михаила – 3-й степени, Киртба Самсона, Адлейба Самона, Хажба Ахмета, Квеквескири Дыча, Квеквескири Николая, Ванача Тимура и Ануа Михаила – крестом 4-й степени за то, что 27 сентября 1915 г. у Петликовце-Нове они «вызвались охотниками, неминуемо подвергая свою жизнь явной гибели, взяли укрепленный неприятельский редут, обнесенный крупным проволочным заграждением, штурмом. И, несмотря на губительный огонь противника, удержали редут за собой и взяли в плен 1 офицера и 25 нижних чинов, переколов до 18 австрийцев и сбив с пути своего наступления трех сильных неприятельских постов»...

В абхазской сотне служили несколько человек по фамилии Лакербай. Среди них были Иосиф Хасанович и Константин Иосифович.

Лакербай Иосиф Хасанович, младший офицер Черкесского конного полка (с 27 августа 1914 г.). Родился в 1859 г. Образование получил домашнее. Был женат, имел двух сыновей. В службу вступил в нижнем чине 16 января 1876 г. Произведен в прапорщики милиции 8 августа 1881 г. Принимал участие в Русско-турецкой войне в 1877-1878 гг. В 1915 г. награжден орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». И. Лакербай принимал участие в боях в период со 2 января по 3 февраля 1915 г. и был представлен к ордену Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом «За отличия в делах против неприятеля».

Лакербай Константин Иосифович родился 8 января 1891 г. в Сухумском округе, происходил из потомственных дворян. Общее образование получил в Воронежском кадетском корпусе, военное – в Елисаветградском кавалерийском училище. В нижнем офицерском чине с 1 октября 1910 г., произведен в корнеты 6 августа 1913 г. Переведен из 16-го драгунского Тверского полка в Черкесский конный полк 7 ноября 1914 г. Награжден орденами: Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом в 1914 г., Св. Анны 4-й степени «За храбрость» в 1914 г. и Св. Станислава 2-й степени с мечами и бантом в 1915 г.

Был среди всадников «Храбрейший» – Хамажир Цакутович Торбая (Атырба) – Торба, житель Ткварчельской общины, приказной Абхазской сотни Черкесского конного полка. Он заслужил высокую похвалу от своих соотечественников-однополчан. Общим решением сотни 15 декабря 1915 г. Хамажир Торбая удостоен звания «Храбрейший».

Из показаний свидетелей подвигов Торбая – приказного Мамеда Абухба и всадника Джонса Тужба – следует, что 29 мая 1915 г. во время боя у м. Залещики он под сильным орудийным и пулеметным огнем вывел раненого всадника Чича Колбая, посадив его на лошадь позади себя и привязав башлыком к себе. Сам же Ч. Колбая рассказал, что во время их совместного дозора X. Торбая пленил двух австрийцев.

27 сентября 1915 г. под Петликовцем 11 всадников абхазской сотни под командой корнета К. Лакербай пошли в атаку на австрийских пехотинцев, которые засели в окопы, имея впереди себя проволочное заграждение. Заграждение первым прошел Торбая. В плен было взято 25 офицеров. X. Торбая лично и здесь снял пост из двух австрийцев.

Из показания приказного Квициния следует, что 4 и 5 ноября 9 всадников под командой прапорщика Н. Эмухвари пошли разыскивать всадников Татарского конного полка. Была сильная метель, и розыск был затруднен, но благодаря X. Торбая, шедшему впереди группы, были найдены окопы, в которых лежали снегом занесенные всадники. Завернув их в бурки, он лично их вынес. Таким образом были спасены 9 всадников и прапорщик Кудашев.

Из рапорта младшего офицера Черкесского конного полка, прапорщика А. Егибекова временному командующему 4-й сотней полка штабс-ротмистру Е. Цешковскому от 23 мая 1915 г. следует, что 20 мая 1915 г. во время наступления противника численностью 15–20 человек на позиции охотников приказной Джота Какалия, всадники Ардашин Акиртава, Хамажир Торбая, Манух Сангулия, Ильяс Чхамазия, Хаджарат Арчелия, будучи под командою приказного Д. Какалия, открыли огонь, который «привел неприятеля в замешательство и принудил его отступить». Во время первого наступления противника всадники Ардашин Акиртава и Хамажир Атырба (Торбая) под огнем, с явной опасностью для жизни, восстановили связь с правым участком Ингушского конного полка, за что прапорщик Егибеков ходатайствовал о представлении к Георгиевскому кресту 4-й степени вышеназванных всадников, притом отмечено, что Джота Какалия уже имел Георгиевский крест 4-й степени.

Можно привести еще множество примеров, свидетельствующих о подвигах всадников, о ситуациях, когда им приходилось совершать чудеса храбрости, бесстрашия. Эти люди с радостью готовы были «послужить своему государю» и защитить Отечество. И важно, что в преддверии 150-летия окончания Кавказской войны и 100-летия начала Первой мировой войны мы говорим о них.


Лариса Цвижба